Вячеслав Тихонов и Нонна Мордюкова: история одной любви

0
195


Азербайджан, Баку, 5 декабря /корр. Trend Life Вугар Иманов/

Роман Мордюковой и Тихонова был ярким — их называли самой красивой парой в советском кино. Их страстная любовь и брачный союз у многих вызывали удивление — уж очень разными по темпераменту были супруги. Открытая и энергичная Мордюкова и немногословный, меланхоличный Тихонов. Две легендарные личности советского кинематографа прожили вместе всего 13 лет. Было ли эти годы периодом семейного счастья, что сблизило их и почему они расстались? Представляем читателям Trend Life материал, подготовленный по материалам российских СМИ.

 

Как «Молодая гвардия» переросла в молодую семью

Они познакомились в1947 году на съемках знаменитого двухсерийного фильма «Молодая гвардия» по знаменитому роману Фадеева. Нонна Мордюкова сыграла Ульяну Громову, а Вячеслав Тихонов — Володю Осьмухина. Вячеславу было тогда 19 лет, а Ноне — 22. В 1948 году фильм стал лидером кинопроката в огромной стране Советов и с легкой руки режиссера Сергея Герасимова для них фильм оказался счастливой путевкой в большой кинематограф. Шумному зрительскому признанию поспособствовала и Сталинская премия 1949 года. Вячеслав долго не обращал внимания на Нонну Мордюкову. Ей стоило больших усилий вскружить голову стройному молчаливому красавцу. А в 1950 году , 29 февраля, у них родился мальчик, которого назвали Владимиром.

«Я сразу поняла, что он мне активно, трагически не нужен, — вспоминала Мордюкова. — Но ребенок уже появился, и мы по христианскому обычаю стали жить вместе. Вернее не жить, а мучиться — ни ему домой не хотелось, ни мне…»

Да и «домом» их жилище сложно было назвать: маленькая комнатушка в коммуналке, через которую постоянно ходили все семьи туда-сюда. И так они прожили больше 10 лет…

«- Развивалась наша семейная жизнь коряво, — вспоминает Мордюкова. — Всегда в долгах как в шелках, еле перебивались от зарплаты до зарплаты… Их брак был готов рассыпаться уже через год… Но расходиться в то время было как-то не принято, да и стыдно. Воспитание! Нонна часто плакалась своей маме: «Не могу больше, хочу развестись!» А та в ответ: «Не бросай, доча, а то останешься на всю жизнь одна! Все-таки Слава — хороший парень…»

Что стало причиной развода?

Они развелись через два дня после смерти матери Нонны. С обидами друг на друга…

На съемках одного фильма Мордюкова увлеклась одним из своих партнеров по картине — Василием Шукшиным. Она откровенно признавалась: «Трудное было для меня время. Вася был со всеми одинаков, а я хотела, чтобы он почаще бывал со мной. И, не отрываясь, следила за каждым его жестом, ловила каждое его слово. Слава богу, роль у Васи была небольшая, и он недолго пробыл в экспедиции. Острый, болезненный для меня момент прошел благополучно. Как трудно иногда бывает нам, женщинам, когда есть муж, сын, а в тебе молотком стучит воспоминание о ком-то другом…»

Еще одна версия. Рассказывает директор фильма «ЧП» Григорий Давыдович Чужой: «…Летим в Москву — Славе Тихонову нужен был загранпаспорт, одежда и т.д. Переночевать собирались у них с Нонной Мордюковой, а на рассвете лететь в Чехословакию. Поскольку ключи от московской квартиры Слава забыл в Гаграх, мы позвонили в дверь, но нам не открывали. Сели мы со Славой на ступеньки- ждем-с. Тут соседка: «А вы звонче звоните! Нонночка дома. У нее гости». Звоним настойчивее — глухо! Тогда Слава говорит: «А теперь я уж точно не уйду отсюда всю ночь». Не оставлять же его одного! Опускаемся опять на ступеньки, курим… Через час открывается дверь, на пороге — улыбающееся «лицо кавказской национальности». Нонна провожает его в накинутой на голые плечи шали, обнимает, целует и что-то шепчет на ухо. Но тут, увидев нас со Славой, бледнеет. Слава молча проходит в квартиру, собирает вещи и так же молча выходит. Так и закончился брак Тихонова с Мордюковой».

Как видно, непростые отношения сложились в ее семье в то время. К началу 60-х годов ее брак с Тихоновым был внешне благополучным и был готов рассыпаться в любую минуту. Так оно и произошло после смерти матери Мордюковой. После похорон Нонна и Вячеслав после 13 лет совместной жизни подали на развод. Нонна Викторовна развелась с Вячеславом Тихоновым, когда Володя учился в шестом классе. Разошлись мирно, без скандалов, но с обидой друг на друга. Как настоящий мужчина, спустя много лет, Вячеслав Тихонов о первой жене Ноне Мордюкове распространяться не любил. Нонна Мордюкова после развода с Тихоновым официально ни с одним мужчиной не регистрировалась.

Смерть единственного сына

Судьба единственного сына Владимира оказалась трагической: не заладилась его личная жизнь и актерская карьера. Он прожил всего около сорока лет (1950- 1990 годы). К сорока годам он успел перенести два инсульта. Врач тогда предупредил, что третий может быть смертельным. Умер он от острой сердечной недостаточности (ишемическая болезнь), вызванной многолетним злоупотреблением алкоголя и наркотиков. Потеря любимого сына стала самой большой трагедией в жизни родителей.

Володя еще с детства решил быть актером. Успешно окончил театральное училище. На экране Тихонов-младший выглядел сильным и красивым молодым человеком, он играл только положительных героев. Но в жизни все было иначе. Еще в 18 лет Володя пристрастился к наркотикам, когда его мать четыре месяца снималась в фильме «Комиссар».

» Вернулась — он в больнице, — вспоминает Нонна Мордюкова. — Примчалась туда. Он был веселый и виноватый. Признался в том, что Сашка Берлога принес пиво и «колеса» (таблетки)… Пылко заверил меня, что это больше не повторится. Я поверила. Хотела поверить — и поверила…»

Но все повторилось. И даже две женитьбы и рождение детей не смогли вытащить Володю из наркотического и алкогольного омута.

Накануне смерти сына, мать спросила его:

— Чем тебе помочь, детка моя?

— Мам, похорони меня в Павловском Посаде (на родине Вячеслава Тихонова) .

— Ой, что ты!.. Потерпим… Бывают же промежутки…

— Больше не будет, мама. Выхода нет…

А наутро Владимира Тихонова не стало…

На дворе стоял теплый апрель 1990 года, девять дней после смерти Владимира. Но жизнь этой сильной женщины потеряла всякий смысл — Нонна Мордюкова похоронила единственного сына. И теперь закрылась в квартире, в которой жила с ним последние шесть лет. «Здравствуй!» — вдруг услышала она знакомый сдержанный голос. Это был отец ее умершего сына — Вячеслав Тихонов… Она произнесла: «Здравствуй! Я его похоронила. А ты все не приходил…» Она закрыла лицо руками и разрыдалась…

Как-то после гибели Владимира Тихонова, спустя несколько лет, Владислав Листьев в программе «Тема» очень осторожно спросил Нонну Мордюкову: «Если бы я сам не потерял ребенка, я бы никогда не решился задать вам этот вопрос….Но как вы пережили боль от гибели Володи?»
«До сих пор переживаю. Боль до сих пор в сердце свербит. Будто в него кол вбили. Боль не рассасывается, не расходится».

До самой своей кончины Вячеслав Тихонов скорбел о своем погибшем сыне и винил себя в трагической гибели Владимира. Он почти не покидал своего загородного дома. На вопросы друзей «как дела?» — Вячеслав Васильевич неизменно отвечал с грустью:

— Никак. Доживаю свой век…

Единственным местом, куда Тихонов изредка выезжал, была могила сына Володи на Кунцевском кладбище. Прошло уже двадцать лет со дня его смерти, но отец до самой своей смерти корил себя за то, что не уберег сына. И мечтал обрести покой рядом с Володей. Возможно, развод родителей повлиял на психику ребенка. Для тринадцатилетнего подростка развод стал драмой, он искал утешения в дворовых компаниях. А нашел беду…

Владимир Тихонов прожил всего сорок лет. По воспоминаниям первой жены Владимира Тихонова — актрисы Натальи Варлей, он с детства тяготился тем, что был сыном знаменитых родителей. С горечью говорил, что стал заложником их славы. Володя хотел стать юристом, но, уступив настояниям матери, поступил в Щукинское училище. Он действительно был талантлив, друзья ему прочили славу, не меньшую, чем у отца. Владимир успел сняться только в семи фильмах. В двух сыграл вместе со своей именитой мамой. Фильм «Русское поле» стал для него пророческим. Владимир играл в нем сына, а Нонна Викторовна — мать. Так получилось, что по сценарию мама хоронит сына. Актеры не любят играть смерть — считают плохой приметой. Но Нонна Викторовна никогда и мысли не допускала, что переживет своего единственного сыночка, что та роковая сцена воплотится в реальности.

Через 19 лет после выхода «Русского поля» Вячеслав Тихонов и Нонна Мордюкова похоронили сына на Кунцевском кладбище. Врачи констатировали смерть от сердечной недостаточности. После гибели сына Нонна Викторовна и Вячеслав Васильевич практически перестали общаться. На могиле их сына стоит скромный серый памятник. На нем — черно-белая фотография Владимира. Под этим камнем Нонна Мордюкова и Вячеслав Тихонов похоронили свою любовь.

Отец гордился всеми успехами своего взрослого сына. Они вместе снялись в документальном фильме «Профессия — киноактер». В нем Володя сыграл сам себя — он говорил о любви к отцу. С годами старший и младший Тихоновы становились все ближе друг к другу. Ранний уход сына стал страшным ударом для Вячеслава Васильевича.

» Он тяжело переживал потерю сына, — рассказала актриса Лариса Лужина. — Так и говорил мне: «Считаю себя виноватым в том, что Володя рано ушел из жизни…» Он же не мог постоянно заниматься его воспитанием. И Вячеслав Васильевич переживал, что после развода сыну не хватило отцовского пригляда…

Они простили друг друга, спустя 45 лет

» У нас нет причин общаться, — говорила спустя много лет Нонна Викторовна. — Если бы встретились в какой-нибудь картине, с удовольствием пообщались бы. А так что же? У него забот очень много, он общественную жизнь ведет… Ну, поговорили как-то по телефону. Можно было еще и еще говорить. Но тогда надо сесть, с чайком или с каким-то винцом хорошим. И тогда уже поговорить в полную силу о нашей жизни… Обида осталась на всю жизнь у меня — никогда, ни разочка он меня с днем рождения не поздравил. Бывало, солнце уже садится, а я все жду, что вспомнит…»

Дождалась лишь через 50 лет, когда Тихонов на всю страну по телевизору поздравил Нонну Викторовну с 80-летием и попросил у нее прощения : «Нонна, я виноват, что перепутал твою жизнь. Прости… Я хорошо к тебе отношусь, и все пустяки»

Нонна Викторовна тоже простила и поздравила с 80-летним юбилеем Вячеслава Тихонова.

» Я поздравляю с юбилеем. И тоже тебя, Славочка, прощаю за все, чем была недовольна. Ты один у меня родной мужчина. И был, и есть…»

А до этого позвонила ему из больницы ЦКБ. Кстати, и Нонна Мордюкова, и Вячеслав Тихонов, и Тамара Тихонова (вторая жена) лежали в одной больнице. Тихонов — в терапевтическом отделении, его супруга — в травматологическом, а Нонна Мордюкова — в психиатрическом. Чету Тихоновых регулярно навещали дочь и зять, а к Нонне Викторовне приходили ее сестры. Они лежали в соседних палатах, но Тихонов выписался за два дня до Мордюковой. Она позвонила и сказала: «Славочка, дорогой, я тебя очень уважаю и посылаю тебе большой привет и спасибо, что ты вспомнил обо мне. Я тоже твою жизнь запутала, дорогой, не обращай внимания на то, что было, — что было, то уплыло. Все равно ты был первым, ты и последним остался для меня». Поздравила, что родилась у него двойня — внуки его. Давно, правда. Все как-то по-теплому говорили. Очень целую тебя в щечку». Он лишь скромно ответил : «Спасибо».

Нона Мордюкова вспоминала: «У меня , как будто камень с души упал. Но ему-то я не стала говорить об этом. Хоть и положили мы трубки, но не конец же всему. Я каждый день о нем вспоминаю. Как мы учились, как впервые на свидание пошли. Воспоминания… От них никуда не денешься. Все это меня согревает. Потому что это детство и юность. Все же у нас со Славой была семья. Больше у меня уже не состоялось семьи. Я каждый день его вспоминаю и благодарю в душе. А потом я ему еще написала письмецо. Маленькое такое: «Слава, была очередь большая, никак не соединяли с тобой. Так я решила написать… Что было, то было, а осталось только хорошее. А плохое не хочется вспоминать, оно у каждого бывает».

Из интервью Ноны Мордюковой 

— Со своим первым мужем Вячеславом Тихоновым вы вместе учились и прожили с ним потом 13 лет. По вашим словам, это замужество не принесло вам радости, вам с Вячеславом Васильевичем было скучно, а вы его, если честно, любили?

— Скажу так… (Пауза). С тех пор много воды утекло, он удачно женился на Тамаре Ивановне — она на 17 лет моложе и такая хозяйственная… Слава всегда хотел девочку, вот она и родила ему Анечку — красавицу, умницу, а у нас с ним не получилось: домой никогда не хотелось идти ни ему, ни мне. Мы разные люди: я — казачка, яркая, боевая, а он тихий павловопосадский мальчик. Как бы вам объяснить… В молодости Тихонов был какой-то, в хорошем смысле, неприспособленный к жизни.

— А вы, наоборот, хозяйственная?

— Да какое хозяйство! Жили тяжко, копейки считали, перед зарплатой я ноги сбивала по этажам — искала, у кого одолжить червонец… Ну и кинулась выступать, когда эта лавочка открылась, в школах, в комсомольских организациях… Ни от чего не отказывалась, тем более что это было полезно для нашей страны в духовном плане. Платили немного — дадут четыре рубля и еще 20 копеек положат, но я эти гроши хотя бы домой приносила, а Вячеслав, как ему казалось тогда, свою чистоту оберегал. Он говорил мне, что получать деньги за искусство неэтично, не духовно. «Ладно, — думала я, — а как же быть, если завтра не на что будет хлеб покупать?».

Поймите, я же не против кино, серьезных ролей, но, если их нет и закон позволяет, почему не выступить где-то от общества «Знание»? В этом я, наверное, больше на мужчину была похожа: ради своей семьи что есть мочи старалась, тянула воз, а Тихонов нет… Слава — человек нежный, хороший, даже, можно сказать, прекрасный, но у него был один недостаток — он меня не любил….

— Говорят, вы оказались его первой женщиной и он у вас тоже первый мужчина…

— Это правда, мы достались друг другу девственными.

— Вот интересное время было!

— Интересное… Мы, когда со Славкой встречались, на лестничных площадках целовались, обнимались по закоулкам. Бывало, приду домой, лягу спать и думаю: «Вот бы сшить ему куртку из черного вельвета на молнии — как бы ему шло!». Тогда, в послевоенные годы, все было, как вы понимаете, в дефиците, но я через знакомых купила-таки отрез. Мы к портнихе, а тетка уперлась: «Мужчинам не шью». Еле-еле ее умолила, сама нарисовала фасон… Куртку она справила, но воротник к ней женский приладила — даже фотография осталась…

Легко сказать: первый мужчина, первая женщина, да только бывает, как я сейчас понимаю, что и четвертая, а такая хорошая семья сковывается… У нас же все было по правилам сделано, но… Не вышло, и никто в этом не виноват: друг другу не подходили, а сравнить было не с чем ни мне, ни ему… Он же всю жизнь молчал, как тот Штирлиц. Слава Штирлиц и есть, только в кино это человек-кремень, а в жизни — человек-природа. Любит собирать грибы, ромашки, копаться в земле, картошку сажать, разводить голубей… Часами мог сидеть за столом, покрытым клеенкой, и пить чай из самовара…

— Тихонов был очень красивым мужчиной, по нему сохло все женское население СССР. Ревновали?

— Ни я его, ни он меня — не давали друг другу повода. Совсем молоденькие тогда были — по 18 лет, думали: раз уж семью создал, веди себя хорошо, да и, честно говоря, не были мы такими жадными, стремительными в любовных делах — ночные бдения воспринимали как нагрузку ненужную. Были еще недоразвитыми…

— В одном из недавних интервью вы сказали: «Сейчас как увижу Тихонова на экране, сердце замирает и останавливается»…

 (Возмущенно). Набрехали! Те, кто писали, и набрехали — я такого не говорила…

— Неужели, когда смотрите с его участием фильмы, эмоций никаких не испытываете?

— Нет, почему же, ненависти у меня к нему нет. Он вот дедом недавно стал: дочка Аня родила двух мальчиков-близнецов.

— Слышал, его жена Тамара иногда вам звонит.

— Она, это не секрет, любит кирнуть, и когда выпьет немножко, хочется ей со мной погутарить. Ее же не остановишь, а я регулирую: захочу — поговорю, не захочу — положу трубку. Мы с ней в нормальных уличных отношениях: не родные, не близкие, а просто знакомые.

— Сегодня, в день вашего рождения, Тихонов вас поздравил?

— Нет.

— А вы ждали его звонка?

— Что вы — он ведь и раньше, когда еще вместе жили, не поздравлял. Уже солнце, помню, садится, день кончился, я стелю, а он… молчит.

— Но почему?

— Такая у него натура… Есть люди, для которых второй человек менее важен, для них главное — свое «я». Конечно, в молодости обидно было. «Опять не поздравил», — думала, и слезы на постель кап-кап…

Слава все по-своему делал и всегда молча. Заболела я однажды тяжко, лежу, температура под 40, а он на футбол собрался, который больше хоккея любил. Зная, какой он страстный болельщик, говорю вроде бы невзначай: «Может, побудешь дома — как бы мне совсем худо не стало, а сын еще не скоро из школы вернется». Он молча встал, с силой встряхнул свою куртку так, что из нее пыль по квартире пошла, оделся и, ни слова не говоря, ушел… После матча вернулся домой весь запыхавшийся, подбежал к кровати, встал на колени, спросил: «Как ты?» — и стал нежно мой лоб трогать… В этом — весь он…

— Тем не менее ваша мама его любила, считала примерным семьянином, отцом…

— Мама (вздыхает) не его любила — она жизнь повидала. Простая колхозница, а опытной была и умной, ведь, чтобы ума набраться, университеты кончать не обязательно. Приехав однажды в Москву меня проведать, заметила между нами трещину, все перемножила и, когда собиралась обратно в Ейск, сказала: «Нонка, не бросай Славку. Бросишь — одна будешь век доживать». «С чего это, — думаю, — она взяла, что я должна его бросить?», но вот что-то же ей подсказало… И бросила все-таки я его, а не он меня. Через несколько дней после того, как умерла мама, отнесла заявление на развод…

— Нонна Викторовна, вас очень любил Шукшин и даже сделал вам предложение. Вы тоже, по слухам, были к нему неравнодушны — почему не срослось?

— Во мне долго-долго сидело христианское, смиренное понимание супружества: честность, преданность, муж, муж…

— …один на всю жизнь…

— …и все! Я ведь Тихонову даже не изменила ни разу, хотя он мне вот так опостылел (чиркнула ладонью по горлу), — ничего уже не хотела.

— Наверное, прочитав эти ваши слова, многие женщины удивятся: как это их кумир мог опостылеть?

— Кому, как говорится, что нравится… Вот Васька Шукшин совсем был другой — я полетела б за ним хоть на край света, если бы не замужество: мы тогда были со Славкой расписаны, у нас мальчик в школу пошел…

Познакомилась я с Шукшиным на съемках картины «Простая история» — Вася был молоденький, холостой, вольный, ничейный… Мне говорил: «Ты ни с кем не сживешься, только со мной — мы созданы друг для друга», да я и сама понимала, почему у нас все так ладно на съемочной площадке идет, почему так быстро сцепилось — в смысле общения актера с актрисой.

— Происхождение, видно, одно: и он из села, и вы…

— Да, но не только.

— Общий быт?

— Не только. Того, что вы перечислили, очень мало — между нами был еще сильный, ищущий такой магнит. Мы общежитием жили, и я всегда безошибочно узнавала скрип его кирзовых сапог, угадывала, в какую комнату он вошел. Вася втаскивал меня в литературные беседы и все время искал глазами. «Я тута!» — бывало, кричу ему… Мы бродили с ним по полям и лесам, обо всем рассуждали, он рассказывал, как будет писать «Разина Степана», — и из-за голенища у него всегда торчала свернутая тетрадка с ручкой. А ведь я Шукшина от «Разина» отговаривала — не верила, что ему, неписателю, такое под силу. Видите, теперь вот сама написала одну книгу, вторую…

— Выйти за него вы отказались?

— А как же не отказать, если я была замужем? Штирлиц мой никогда, сколько мы жили, в киноэкспедицию не приезжал — не было это у нас заведено, — а тут пожаловал: с удочкой за спиной, за руку держит сыночка… Больше Васька ко мне не посмел подойти — снялся и убыл.

Объединит ли смерть семью?

Они были очень непохожи. Сильным, целеустремленным представительницам прекрасного пола тяжело бывает устроить свою личную жизнь. Должен попасться человек, который поймет, что вся эта сила — только кажущаяся и что этой женщине нужны и ласка, и тепло… «Они сошлись… лед и пламень» — это про них. Она — яркая кубанская казачка, говорит громко, смеется, так от души. Он — скромный, тихий, павловопосадский мальчик. Мордюкова рассказывает, что они с Тихоновым не жили, а мучились. Ни ему домой не хотелось, ни ей. Но уже родился ребенок. Да и развод в те времена был делом очень предосудительным. У Вячеслава Тихонова в повторном браке жизнь семейная сложилась. А вот у Мордюковой… «Выходила я замуж, да только без загса, — сказала как-то артистка. — Мужья мне все не те попадались. Красивые были, как боги, но какие-то инфантильные, несостоявшиеся». Мужья у нее действительно были несостоявшиеся — у одного 5 лет печатная машинка была заправлена на одном листе, другой каждый день говорил ей: «Тебе хорошо, ты известная актриса», — а сам не работал, сидел дома. Несколько лет назад в одном интервью Нонна Викторовна сказала, что у нее осталась на Тихонова обида на всю жизнь — он ни разу за всю их совместную жизнь не поздравил ее с днем рождения. «Бывало, солнце уже садится, а я все жду, что вспомнит. Не дождалась…» Недавно в фильме Ренаты Литвиновой «Нет смерти для меня» актриса призналась, что тоскует по Тихонову…

Смерть двух великих артистов была очень похожа — много болели, часто лежали в больницах, да и умерли после 80 лет…

Нонна Викторовна скончалась 6 июля 2008 года на 83-м году жизни. Похоронена на Кунцевском кладбище рядом с могилой единственного сына Владимира. 6 июля 2009 года, в годовщину смерти актрисы на её могиле открыт памятник. Мемориал имеет вид чёрной стелы из карельского гранита, на котором выгравированы два портрета — самой Нонны Викторовны и её сына Владимира Тихонова. Ниже указаны даты их рождения и смерти. Само надгробие весит несколько тонн. Внизу надгробия мастера выгравировали колосья как напоминание о фильме «Русское поле». В этой картине актриса снялась вместе со своим сыном в 1971 году.

Вячеслав Тихонов скончался 4 декабря на 82 году жизни…

 

 

Источник

Комментарии

ПОДЕЛИТЬСЯ